Мы с мужем чуть не развелись из-за замечания свёкра

К нам приехали родственники мужа. Мы славно посидели, они нам даже денюжки оставили на столе, не хотели утруждать нас, так как мы — семья молодая. Только вот случилось кое-что неладное. После ужина муж, как обычно, стал мыть посуду. Так они стали обвинять его в том, что он самый настоящий подкаблучник.

Я не дала свёкру продолжать ворчать. и сама стала мыть посуду. Но он всё равно хорошенько отругал сына. Наши гости ушли. Я пожарила отбивные. Теперь в раковине лежит сковорода, тарелки и две вилки. Я должна была ещё пропылесосить и попросила мужа их помыть. Но он стал повторять слова отца, говоря о том, что это дело бабское.

Тогда я ему сказала, что завтра же увольняюсь. Раз моё дело женское, то я буду только домом заниматься, пусть он сам обеспечивает семью. Но на утро я передумала. Зачем терять свою работу ради двух тараканов, которых поселил свёкор в голове у мужа.

Вечером я приготовила только для себя одной ужин. Муж зашёл в тот момент, когда я уже мыла свою тарелку. Он жалобно взглянул в сковородку и попросил тоже еды. Тогда я ему достала из холодильника замороженные котлеты и сказала:

— Пожарь, съешь! А если не вымоешь за собой свою тарелку, то я её просто выкину. Я очень сильно устала, с работы пришла полумёртвая!

Он, конечно же ничего не вымыл. Я сдержала обещанное слови и выкинула его тарелку с вилкой. И так продолжительно. Теперь всё, что оставлял он грязным в раковине, я выкидывала в мусор. Спустя месяц дома у нас были только бокалы для чая, которые я достала из серванта, так как стаканов и кружек уже не оставалось.

На ужин у меня были печенья и фрукты, а он кушал в кафе. Он в свою очередь сам устроил бойкот и перестал выносить мусор. Теперь каждое утро меня настигало мрачное удовлетворение, потому что ведра с мусором у нас были порознь, и я утром выносила остатки своих фруктов. Продуктов я теперь почти не покупала, стала обновлять свой гардероб.

Пришла я домой счастливая, но моему счастью пришёл конец, когда я почувствовала ещё с порога запах только что приготовленного мяса. Полы все были чистые, какая-то баба ну кухне весело пела. Муж сидел с тарелкой и ждал, когда его накормит эта особа и разглядывал её короткую юбку и глубокое декольте.

— Милая, иди знакомься, эта девушка – наша новая домработница, Аня. Она теперь будет готовить мне еду. Я сам буду за это ей платить, а ты должна будешь делить деньги за уборку, так как она будет ещё и убираться. Кстати, я купил новую посуду, добавь мне 2 тысячи за свою половину.

— Спасибо за уборку Аня. Вот вам ваши 2 тысячи. А убирать мою половину не надо. Я сама. Посуда мне не нужна, сама куплю.

Вечером, лёжа на диване, я поняла, что наш акт непонимания затянулся слишком долго, и теперь мой брак на грани разрыва. Мы столько лет прекрасно ладили, он помогал мне по дому, так как мы оба много работаем и поддерживаем друг друга. Одно слово его отца заставило его пересмотреть его отношение ко мне. Настали первые выходные, я начала потихоньку собирать сумки и искать жилье поближе к работе.

Муж пришел в комнату, посмотрел на вещи и говорит:

— Надолго ты собралась?

— Навсегда, Ваня. Я не собираюсь быть твоей служанкой. Я не собираюсь после работы часами торчать на кухне в то время, как ты валяешься на диване. Мы же с самого первого дня обсудили всё и приняли решение – делить домашние дела пополам. Тебе нужна рабыня — вон ты её нашёл! Плати ей, пусть служит тебе.

Я всё это произнесла слишком уверенно, только вот конец оказался неловким. Я невольно громко захлюпала носом. Муж пытался переварить мною сказанное. Тут раздался звонок на скайп. Это была моя свекровь, которая спрашивала нужна ли нам рыба. Дядя мужа собирался приехать в Москву, вот и подумала она отправить нам рыбы, но все же спросила, чтобы в противном случае не привозить её до Москвы. Что с тобой, почему молчишь? Ты плачешь?

— Нет, мам, всё хорошо.

— Да что ж такое, разве это нормальное состояние. Что-то случилось, точно…

Муж тут появился перед экраном и помахал матери рукой. Картина за спиной свекрови тоже пошатнулась. Она взяла ноутбук и пошла на кухню. На заднем фоне мой свёкор мыл посуду. Я проглотила слюну. Муж мой молчать не стал:

— Да разве это мужское дело? Что ж ты бабскими делами занят, не уважаешь себя?

— Я уважаю себя, и свою жену, и свою семью! Именно поэтому я помогаю жене, не должна же только она трудиться на кухне. Я мужик, решил помыть посуду — помыл!

Муж отключил ноутбук, и между нами начался сложный разговор. В итоге он признался, что неправильно поступил, приводя домой ту особу, а я призналась в том, что была виновата, готовя только себе еду.

Мы обняли друг друга, и лёд между нами растаял. А ведь мы сами его создали, сами и растопили. Теперь мы продолжаем жить, как раньше, оба помогаем друг другу. В выходные убираемся дома опять вдвоем.

Только одно меня тревожит. Вера в моего мужа у меня пошатнулась. Надеюсь, это временно.