Анна ушла к новому мужчине, оставив своего мужа, детей и внуков

Говорят в 40 лет женщина только-только начинает жить. Я вас умоляю, и в 45 может женщина начать новую жизнь! Именно так и сделала 45-летняя Анна.

Она ушла из дома к новому мужу. Поддержать ее никто не стал. Все обвиняли ее в том, что она так эгоистично себя вела со своим мужем, детьми и внуками. В большом доме Анны жили они с мужем, сыном, дочкой, которая развелась с мужем и жила с ними, и ее детьми.

Анна работала весь день: вставала в шесть утра, готовила завтраки для всех. Пока муж одевался, она собирала обед для него. Когда муж уходил, захватив свою сумку с едой, он не упускал возможности напомнить жене о том, что она приготовила еду не так, как он любит, что чай был не очень хороший.

Она проглатывала эту обиду. Потом готовила завтрак для своего сына, давала ему чистую рубашку. Вставала дочь на работу, прихорашивалась и сажалась завтракать. За это время Анна успевала детей накормить, одеть и провожать в садик. Времени на себе не оставалось.

Анна работала до 6-и, и за это время успевала несколько раз умереть. После рабочего дня она не захотела пойти домой. Сидела и смотрела на часы: «Зачем возвращаться домой? Зачем идти туда, где никто не ценит меня, не говорит слов благодарности, ни для кого нет дела до моих переживаний. Для них – я самая обычная служанка!»

Она закрыла лицо руками – хотелось выть от безысходности, от этой страшной муки! Даже плакать не хотелось, только кричать!

Вдруг к ней в кабинет зашел один из инженеров отдела ПТО. Петр Алексеевич был очень вежливым джентльменом, который не упускал возможности сделать комплимент Анне, хотя ходила та на работу без макияжа или высоких каблуков.

— А что это Вы тут делаете в такой час? Работа ведь закончилась, — обратился к ней Петр.

— Домой не хочется! – искренне ответила Анна.

Петр смутился, но осмелился предложить пойти к нему домой, если ей домой не хочется. Анна так же смущенно согласилась.

После работы они тихо шли к Петру домой. Ничего не говорили, не держались за руки, не смотрели друг на друга. Петр всегда любовался Анной и находил ее симпатичной. Он отлично понимал, что не имеет право претендовать на руку и сердце замужней женщины, поэтому восхищался молча издалека!

Вечером домочадцы начали волноваться. Они думали не о том, что с Анной что-то могло случиться. Они думали о том, кто же о них будет заботиться? Все начали злиться и ждать вестей от Анны.

Тем временем Анна и Петр поговорили по душам, потом легли спать: он – в гостиной, а она – в комнате Петра.

Утром Анна рано встала, как обычно, и пошла на кухню, чтоб приготовить завтрак для Петра. Но тот ее опередил и уже сам готовил завтрак для Анны. За столько лет, что она была замужем, муж ни разу не готовил для нее обеды, завтраки или даже обычный бутерброд. Анна смутилась и пошла в комнату.

Вечером того же дня, когда Петр вернулся домой после работы, увидел взволнованную Анну. Они посидели друг перед другом и серьезно поговорили. Петр приглашал Анну жить с ним с одним условием – она должна быть рядом. Он ни на что не намекал, ни на что не хотел претендовать или ставить другие условия. Ему хотелось видеть Анну рядом.

Чуть позже она пошла к себе домой, где в гневе ее встретили домочадцы. Никто ее не понял, не дал и слова сказать. Все стали осуждать Анну за ее необъяснимое поведение. Анна собрала свои вещи и ушла из этого дома навсегда. Еще через несколько дней она подала на развод.

Сейчас она счастлива. Родители женщины, естественно, ее не поняли и приказали вернуться в семью, сказали, чтоб она не рассчитывала на какую-либо поддержку с их стороны. Анна не заботилась даже об этом. Наконец она могла дышать полной грудью – не чувствовала себя 60-летней старушкой, как раньше.

Когда недавно она пошла по магазинам с Петром, тот предложил купить хорошие вещи. Анна привыкла ходить в продуктовые магазины, не покупать себе нормальных вещей. Если даже ей понадобилось что-то она ходила на рынок и покупала самые дешевые вещи, чтоб экономить. И на этот раз она сделала попытку пойти в сторону рынка, Петр остановил ее и сказал:

— Ты не должна на себе экономить. Я хочу, чтоб ты купила себе хорошие вещи.

На следующее утро она увидела другой приятный бонус сожительства с Петром – он не позволял ей встать и готовить ему завтрак:

— У меня руки есть – сам смогу себе завтрак приготовить!

Она была счастлива безумно! Через несколько дней они зарегистрировали свой брак. Никто с ней на связь не выходил и не выражал желания встретиться. Только дочка с недавних пор делает попытки в надежде оставить своих детей на мать, пока сама гуляет.

Говорят, после 40 – жизнь только начинается. У Анны и после 45 она началась совсем новая и прекрасная!