А снег все шел, напоминая ей о поступке, которую она совершила много лет тому назад

Как только Лида вышла из палаты, она встревоженно оглянулась. Ребенок тихо спал. Она одела ему на шею золотую цепочку с кулоном, на задней стороне которого была гравировка «Спаси и сохрани. Лида». Покормила ребенка и вышла. Ее остановила медсестра, которая поинтересовалась, куда она собралась в одних тапочках и больничном халате. Лида сказала, что идет в туалет.

Сама тихо вышла из отделения и убежала куда подальше. Некоторые люди оглядывались и смотрели на сумасшедшую в таком наряде холодной поздней осенью. Лида все шла и шла. Она зашла в подъезд, решила оставаться там, пока не стемнеет.

Потом выбралась на улицу снова и побежала в общежитие. Никто, кроме соседок не знал о ее беременности. Девочки обещали никому не рассказать. Зашла в общежитие Лида быстрым шагом, и направилась в сторону своей комнаты. На вопросы смотрительницы не отвечала, лишь отмахивалась: «Потом, теть Шура!»

Соседка не спала. Она испугалась, увидев Лиду в таком виде:

— Лид. Что с тобой? Где ребенок?

— Не нужно, Том! Оставь меня! Я должна уехать.

Лида быстро собрала свои вещи, попрощалась с подругой со слезами на глазах и вышла. Первый снег уже выпал. В такой роковой для нее день шел белоснежный чистый снег, напоминая ей о своем поступке, за которую она в жизни себя не простит.

Она направилась на железнодорожный вокзал, взяла билет на поезд, что должен был вот-вот появиться. Она собиралась отправиться в неизвестность. В ее ушах звенел детский плачь – она слышала, как ребенок зовет маму свою. А мама его оставила. Только в поезде она почувствовала себя в безопасности. Все это время ей казалось, что врач с медсестрами и ребенком на руках гонится за ней.

Лида не могла обратиться к своему отцу, который растил девочку сам. Это он подарил ей кулон с гравировкой, когда ей исполнилось 18. Маму Лида никогда не видела. Лида была в пути два дня. Все это время она волновалась, тревожилась. Столько раз хотела остановить поезд и вернуться за ребенком. Но было уже поздно!

Наконец поезд прибыл. Она вышла из вагона и испуганно озиралась по сторонам. До нее вдруг дошло: она не знает, что дальше будет делать. Ведь в столицу она приехала за своей мечтой – стать врачом педиатром. Из-за беременности, что она скрывала под одеждой, она вынуждена была оставить все. Так, по крайней мере, думала она.

Водитель автобуса обратился к ней:

— Вы в город собираетесь или как?

— Эм, в город, — ответила Лида и села в автобус.

Водитель оказался довольно общительным человеком. От него она узнала, что в городе есть много рабочих мест и новые руки и мозги никому не помешают. Он познакомил ее с бригадиром. Лида пошла работать.

Спустя несколько лет Лида Михеева вышла замуж за молодого человека, который бросил ее, когда понял, что Лида не может иметь детей. Единственный ребенок Лиды был далеко-далеко. О нем у нее не было никаких вестей. Она не знала, каким он стал, усыновили ли его? Она лишь могла гадать и мучиться вдали от него.

Свою мечту она все же претворила в жизнь – стала педиатром. И эта работа была единственным ее увлечением. Это было наградой и наказанием одновременно – она лечила детей, которых приводили к ней счастливые родители. Она карала себя за свой давний поступок каждый божий день. Все молилась богу за здоровье и счастье своего малыша.

В последние несколько месяцев она видела сны. Малыш лежал на больничной койке один. Лида бежала к нему, но между ними вставала стена, не подпуская ее к малышу. Почти каждую ночь она видела этот сон и просыпалась в холодном поту. Тогда садилась и молилась за сына.

Это был последний осенний день. Было холодно. Лида отработала свою смену и должна была пойти помой. Медсестра причитала ей закончить все и собраться, нужно беречь себя. А Лида признавалась, что эта работа и есть ее жизнь. Она лениво оделась и вышла на улицу. Шел первый снег, напоминая о том, что скоро зима.

Она добралась до вокзала медленным шагом и села рядом с молодым человеком, что нервничал, держа букет роз перед собой. Лида посмотрела на него и ей показались, что молодой Александр сидел рядом. А ведь Александр был отцом ее ребенка, что бросил ее, как только узнал о беременности Лиды.

Ей вдруг показалось, что время вернулось вспять и ей снова 20 лет. Она схватилась за сердце. Молодой человек заметил это и предложил помощь. Лида отмахнулась. Решила заговорить с ним:

— Вы ждете кого-то?

— Автобуса жду. На день рождения мамы должен успеть.

— У вас есть мама? — неожиданно для себя спросила Лида, чем удивила молодого человека.

— Конечно, есть. Как и у всех людей, — улыбнувшись ответил он.

— А какая интересная цепочка у вас, — заметив золотую цепочку на шее парная, сказала Лида.

— Да. Мне мама не разрешает ее снять. Говорит, оберег! На задней стороне даже гравировка есть «Спаси и сохрани. Лида». Только вот странно все это. Меня же Александр зовут, — посмеявшись, ответил молодой человек.

— О, Боже!

— Что с вами? Вам плохо?

— Нет. Ваш автобус прибыл.

— С вами точно все хорошо? – волновался он.

— Да-да, все! Спешите!

— Вот, это вам! – он протянул ей одну розу.

Она смотрела ему вслед, еле сдерживая себя, чтоб не кричать: «Я твоя мама! Я! Сынок, я здесь!» Но ей нельзя было мешать счастью сына! Она узнала, что все с ним хорошо – он счастлив.

Сидя одна на вокзале, в тот роковой вечер, она закрыла лицо руками и плакала. А белоснежный снег все шел и шел, напоминая ей о своем поступке, которую она совершила столько лет тому назад!