Я взяла дочку сестры, от которой она отказалась, но она не знает об этом

Получилось так, что я и моя сестра должны были родить скоро. Я была на седьмом небе от счастья, а сестра почему – то была грустной и какой – то задумчивой. Я тогда не знала, что было у нее на уме.

У моей сестры были уже дети, а у меня был первенец в мои – то 30 с лишним лет. Но беременность шла не совсем гладко из-за нескольких маленьких болезней, а я все не теряла веру в то, что все будет хорошо.

Срок у нас с сестрой был примерно в один и тот же день, и мы собирались выписываться вместе.

И вот настал тот самый день. У меня нет схваток, я спокойно сижу, как вдруг услышала звонок. Это была сестра из роддома, у нее схватки начались. Я бегом туда. Если честно, разволновалась за своего, потому что уже было пора родиться и моему малышу. Я попросила проверить, как мне сказали, что роды начинались и у меня.

Несколько часов спустя оказалось, что у моей сестры родилась здоровая дочка, а у меня ребенок оказался мертвым. Слишком много осложнений во время беременности. И то, что я чувствовала, не пожелаю никому. Знать, что твой ребенок не видел света, что не порадует глаз и не будет расти у тебя на глазах.

Медсестра, которая была моей давней подругой, помогала мне. Она была и у моей сестры, подошла ко мне и сказала, что сестра моя сразу после родов отказалась от своего ребенка.

Я не могла в это поверить. Но зачем? Ведь это твой ребено. Как такое может быть?

Через несколько минут мне позвонила мама и плакала в трубку, говоря, мол ребенок моей сестры  родился мертвым. А мне хотелось просто умереть: ведь это у меня ребенок родился мертвым. Я решила ничего ей не сказать, не хотела мучить.

Вскоре приехал мой муж, и я попросила его взять дочку моей сестры к нам, ведь она родная наша кровь. Мы так и сделали. Никому не сказав, взяли девочку к себе и стали растить, как нашу.

Сейчас нашей малютке 2 годика, она наша дочка и так похожа на меня – гены оказались у нас крепкими.

Если тогда в роддоме, когда я узнала, что моя сестра отказалась от дочки, и надеялась, что одумается, то сейчас я молю Бога, чтоб никто и никогда об этом не узнал.